В парке я увидела девушку, спящую на лавочке, а рядом с ней была коляска

Ребенок очень громко плакал…

Мне 32 года, я живу в частном доме в спальном районе города. Рядом с моим домом только несколько жилых многоэтажек и такие же небольшие частные дома как у меня. Район очень тихий, ни школ, ни рынков, ни больших супермаркетов. Единственное – это довольно большой парк с детскими каруселями.

Я недавно решила немного похудеть, поэтому 3-4 раза в неделю выбираюсь на пробежку. Чтобы было спокойней я завела себе немецкую овчарку. Берта очень ласковая и любвеобильная девочка, но к чужим относится настороженно, так что с ней я себя чувствую, как за каменной стеной.

В один из вечеров мы с Бертой бегали в парке, как вдруг вдалеке я услышала непонятный звук. Берта тащила меня к его источнику, несмотря на мои команды. Она впервые так себя вела, поэтому я решила пойти за ней.

По пути я поняла, что звук очень напоминает плач младенца. В общем, пришли мы с Бертой к месту, фонари не работают, вижу только очертания лавочки. Включаю фонарик на мобильном и вижу, что на лавочке спит молодая девушка, а рядом в коляске плачет малыш.

Я осторожно толкнула девушку в плечо, что ей сказала, уж не помню. Она сначала не реагировала, а потом вскочила, достала ребенка из коляски и стоит смотрит на меня и Берту испуганными сонными глазами.

Я сначала хотела просто уйти, так как видела, что сильно ее напугала, но потом все же решила узнать, почему они здесь ночуют.

Девушка рассказала, что ей всего 19 лет. Раньше она жила с парнем в арендованной квартире. Но когда он узнал, что она беременна, бросил ее и втихаря сбежал, пока она была на работе. Работала она в то время на рынке на частника, он, услышав про беременность, просто уволил ее, не дав даже доработать месяц до полной зарплаты.

Она нашла работу дворником, с которой полагалась комната в старом обветшалом общежитии. Иногда спать там можно, но когда соседи закатывают пьянку, то оставаться там попросту опасно. Она рассказывала, что не раз вызывали скорую и милицию из-за драк, одна из которых закончилась поножовщиной.

Из родни у нее только мать-алкоголичка, которая живет в доме своего сожителя. Отец давным-давно умер. Бабушки и дедушки из-за поведения матери давно прекратили общаться с ними, поэтому она и не знала, живы ли они вообще.

Я предложила провести ее домой, и если там будут сильно шуметь, то припугнуть их Бертой. Мы договорились и пошли. По пути я зашла в единственный продуктовый, который работает круглосуточно и купила всякой еды.

Наконец-то мы дошли до общаги. Это было 9-этажное здание, в половине окон которого не было стекол. Дверь аварийного выхода открывалась и захлопывалась от сквозняка. Рядом с центральным входом стояли длинные лавочки и несколько кристально чистых урн, возле которых лежали горы окурков, бутылок и шприцов.

Мы даже не поднялись к ней на этаж, как я все уже поняла. Я сказала, что с ребенком тут точно жить нельзя и чуть ли не в приказном порядке позвала ее с собой. Дом у меня двухэтажный, на первом этаже кухня, гостиная и спальня. На втором – 2 спальни и большой застекленный балкон. Так вот, первым этажом я почти не пользуюсь, разве что готовлю на кухне.

Там я и поселила молодую маму с ребенком. Имен я не называю, чтобы сохранить приватность. Скажу только, что прожили мы так уже почти 6 лет. Малыш скоро пойдет в школу, а его мама выучилась на швею, работает на местной фабрике, берет заказы на дом и мечтает открыть собственное ателье.

Мы до сих пор живем вместе и стали друг другу ближе, чем родные сестры. Я ни разу не пожалела о своем решении!

Adblock
detector